Как и зачем я занялся генеалогией.

Возврат на главную

       Когда одному из создателей хасидизма раби Дов Бэру из Межерича было пять лет, в доме его отца случился пожар и все сгорело. Слыша, как плачет и убивается мать, он спросил: «Мама следует ли нам так горевать о потере дома?»
      «Я плачу не о доме, - ответила мать,- а о том, что сгорело наше семейное древо. Его корни восходили к раби Йоханану Сапожнику (ученик рабби Акивы, 2-ой век) одному из мудрецов Талмуда».
      «Так вот в чем дело! – воскликнул сын. – Тогда я создам новое семейное древо, которое будет начинаться с меня».

      Моя бабушка Бикенеш знала, наверное, всех крымских караимов. Стоило кому-то назвать караимскую фамилию, как она тут же говорила, а не брат ли это такому-то (повторялась названная фамилия), который работал приказчиком в Одессе в галантерейном магазине, или он родственник тем самым (опять повторялась названная фамилия), которые жили в Феодосии, у них была своя суконная лавка.

      Тогда, в моем детстве меня это не интересовало. Но сейчас, находясь в зрелом возрасте, я часто жалею, что спросить-то, о том кто этот человек, уже не у кого. Особенно часто это бывает, когда я просматриваю старые семейные фотографии. Конечно, кое-кого знает моя мама. Но она знает несравнимо меньше, чем знала бабушка, но все-таки, гораздо больше меня. Когда я спрашиваю маму, кто изображен на той или другой фотографии, часто слышу в ответ, что это какой-то наш родственник, но кто именно она не помнит. Пройдет несколько десятилетий, и, после моей смерти, моя дочь не сможет узнать, где на старых фотографиях мои дедушка и бабушка. Что бы этого ни произошло, я решил потратить некоторое время и нарисовать свое семейное древо. Точнее, даже, два древа - древо отца и древо матери.

      Начал я с более простого - древа моей мамы, Баккал Александры Исааковны. Основную часть информации я получил от самой мамы. Некоторые имена и даты мне помогли уточнить Таня Чауш и Вадим Янчевский. И, конечно, особая моя благодарность маминому двоюродному брату Анатолию Баккалу (Янчевскому), который живет в Польше. Толя написал все странички потомков Соломона Баккала, включая страничку Вадима и дочери Вадима Лены, и прислал мне целую кучу фотографий. Без Толиной помощи, древо выглядело бы более тощим.

      Закончив древо матери, я решил преступить к древу отца. Я думал, что в лучшем случае, мне удастся дойти до моего прапрадеда. Со слов отца я помнил, что его зовут Шмуль Аврум.

      В отличие от родословной моей мамы, о родственниках отца и спросить то было не у кого. Самым старшим, из тех с кем я поддерживал отношения, был мой троюродный брат Боря Блехман. Первым делом я решил найти двух других троюродных братьев: Мишу Таксара и Сашу Ратникова, которых я не видел около 40 лет.

      Найти в интернете электронный адрес Миши Таксара, про которого я знал, что он известный математик, живущий в США, оказалось довольно просто. Миша сразу ответил, и сообщил мне email Саши Ратникова. После уточнений Миши и Саши, я смог нарисовать часть древа, относящуюся к концу XIX и XX векам.

Оhели шем, переиздание 1983 года       Но тут начинается самое интересное. Жена дяди Арона тетя Люся, живущая в Израиле, нашла книгу "אהלי שם", "Оhели шем", что можно перевести, как "Свод имен". Книга вышла в 1912 году и была переиздана в 1983 году в Израиле. В ней перечисляются все раввины, жившие в начале XX века, с указанием краткой биографии и основных предков. Экземпляр этой книги тетя Люся прислала мне.

      На 373 странице приводится краткая биография брата моего деда Мордехая Блехмана из Староконстантинова. Книга написана на иврите. Отрывок, относящийся к Мордехаю, на русский язык перевел Тальмон Сильвер. Он же дал пояснения. Помимо биографических данных отрывок содержал 4 факта о предках Мордехая Блехмана:

1. Мордехай происходит из рода Маhарша;

2. Одним из предков Мордехая был автор книги "Пене Йеhошуа";

3. По материнской линии, Мордехай внук "священного раввина из Полонного";

4. И опять же, по материнской линии, Мордехай внук "священного раввина из Хмельника".

      Тальмон расшифровал аббревиатуру Маhарша (מַהֲרְשַׁ"א) как "морену hа-рав Шмуэль Эделс", что на русском языке означало - наш учитель раввин Шмуэль Эделс. Эделс оказался очень известным человеком, об этом говорит хотя бы само существование аббревиатуры его имени, которую присваивают только выдающимся людям. Он жил во второй половине XVI века и статьи о нем были во всех еврейских энциклопедиях. Масса информации об Эделсе было и в интернете.

      Тальмон, также, прислал имя автора "Пене Йеhошуа" - Яаков Йеhошуа Фальк. Он жил в первой половине XVIII века и так же был очень известным человеком. «Пене Йеhошуа» - по словам Тальмона один из самых популярных комментариев к Талмуду. Информация о Фальке была и в интернете и еврейской энциклопедии Брокгауза и Эфрона.

      Если с двумя первыми предками было более или менее понятно, то определить двух других было не просто. И опять мне помог Тальмон. Первое, на что я обратил внимание, было то обстоятельство, что один и тот же человек не может быть внуком двух дедов по материнской линии. Я высказал предположение и Тальмон подтвердил его, что слово "נכד" может означать "потомок", т. е. "внук" в расширительном смысле.

       Но кто такие "священные раввины из Полонного и Хмельника" я не знал, пока Тальмон не откопал в ивритском интернете следующий факт: рабби Яков Йосеф из Полонного и рабби Авраhам Дов (Бэр) из Хмельника были кумовьями, т.е. их дети были супругами. Естественно было предположить, что мать Мордехая Блехмана происходит от кого-либо из их совместных внуков или внучек. Окончательно меня убедил в том, что речь идет именно о них, тот факт, что сочетание "священный раввин из Хмельника" и "священный раввин из Полонного" является устоявшимся словосочетанием, применяемым именно к ним в ивритском интернете (со слов Тальмона).

      Остальное было, как говорится, делом техники. В электронной еврейской энциклопедии были указаны предки Якова Йосефа из Полонного: Шимшон бен Песах из Острополя, рабби Йом-Тов Липман Хеллер и рабби Иосеф hа-Коhен. Там же был указан тесть Эдельса. Кое-что я нашел в интернете.

      Конечно, в нынешнем виде это древо не полно и, возможно, содержит ошибки. Надеюсь, что со временем мне удастся это исправить.

      Виктор Баккал.

Древо моего отца       Древо моей матери

Рейтинг@Mail.ru